О горизонте видимости Вселенной

И. Д. Новиков в статье «Горизонт» пишет: «Красное смещение света неограниченно нарастает, когда мы наблюдаем объект, лежащий все ближе и ближе к, горизонту. На самом горизонте оно бесконечно -таким образом, мы можем видеть только конечное число звезд и галактик во Вселенной.»

Горизонт видимости существует и в статической модели Вселенной. В первой космологической модели Эйнштейна ускорение, которое создает космическая сила отталкивания, определяется выражением a = const*R. Ускорение, которое создает гравитационная сила конечной массы Вселенной также равна a = const*R(g). Здесь R(g).– гравитационный радиус Вселенной. Таким образом, расстояние R в формуле Эйнштейна должно быть равно гравитационному радиусу Вселенной R(g). Поскольку гравитационный радиус Вселенной – величина постоянная, следовательно, мы имеем горизонт видимости, который остается постоянным независимо от состояния движения наблюдателя. Наглядная модель – корабль в открытом море.

И. Д. Новиков «Парадокс получил название фотометрического, и многие выдающиеся умы пытались его разрешить. После создания теории расширяющейся Вселенной парадокс разрешился сам собой. В расширяющейся Вселенной для каждого наблюдателя есть горизонт видимости. Поэтому он видит конечное число звезд, весьма редко разбросанных в пространстве.» 

В статической модели гравитационный и фотометрический парадоксы вообще не возникают. Конечное значение величины гравитационного радиуса Вселенной (горизонта) определяют ее конечную массу и, соответственно, конечное число звезд и галактик.

И. Д. Новиков: «Горизонт видимости делает для нас не столь существенной разницу между закрытым и открытым миром. В обоих случаях мы видим ограниченную часть Вселенной с радиусом около 15 миллиардов световых лет. В замкнутом мире свет не успевает обойти мир к настоящему времени, и, конечно, невозможно увидеть свет от нашей собственной галактики, обошедшей весь мир.»
В статической вселенной радиус горизонта определяется произведением скорости света на отношение величины заряда электрона к его массе, что составляет порядка 17 миллиардов световых лет. Еще Эйнштейн понял, что во Вселенной нет каких-либо выделенных меток, поэтому, если бы даже свет успел «обойти» мир, у нас не было бы никаких физических обоснований считать, что этот свет принадлежит нашей собственной галактике.

И. Д. Новиков: « Горизонт видимости для каждого наблюдателя свой, где бы он ни был во Вселенной. Все точки однородной Вселенной равноправны. С течением времени горизонт каждого наблюдателя расширяется, к наблюдателю успевает доходить свет от все новых областей Вселенной.»

В статической модели Вселенная может быть Ньютоновой (бесконечной), но для каждого наблюдателя горизонт видимости один и тот же и равен ~17 миллиардов световых лет. Расстояние от корабля (наблюдателя) до горизонта остается постоянным, когда он плывет. Когда корабль покоится, это еще не значит, что за горизонтом нет пространства и вещества (воды и других кораблей). Мы привели недостаточно корректный, но вполне наглядный пример.

И. Д. Новиков: «Вблизи самого горизонта мы в принципе должны видеть вещество в далеком прошлом….»

Представим себе наблюдателя на «Северном» или «Южном» полюсе, а горизонт видимости для них проходящим по экватору. Здесь мы видим не точку, а огромную окружность, на которой вещество находится в так называемом сингулярном состоянии. Поскольку горизонт видимости выбран нами произвольно, следовательно, вся материя во Вселенной находится в сингулярном состоянии, правильного описания которого пока никто из специалистов-релятивистов не дал. В модели расширяющейся Вселенной решение этой задачи вообще невозможно.

Автор - П. И. Бондаренко, статья прислана автором для публикации на сайте coza.ru