Статья из Новых Известий


в Новых известиях была опубликована статья с моим интервью по поводу применения противогололёдных средств. (Мосин О.В.)

 

 


16 Февраля 2009 г.

Химическая реакция

Врачи и экологи призывают не травить столицу опасными реагентами

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО, Мария ФИЛАТОВА, Юлия ЧЕРНУХИНА, Лариса БОЧАРОВА , «Новые Известия»


В Москве химикаты высыпают прямо лопатами.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН

В выходные на Столичный регион обрушились сразу несколько сильнейших снегопадов. Обильные осадки парализовали движение транспорта и привели к большому числу ДТП. Очевидно, что столь тяжелая дорожная обстановка заставит городские службы в авральном порядке чистить улицы и выбрасывать на них очередную порцию реагентов.

Этой зимой на квадратный метр московских дорог планируется вылить и высыпать в среднем по восемь килограммов антигололедных реагентов. По утверждению чиновников, эти реагенты безвредны. Автолюбители же жалуются на спровоцированные химикатами загрязнения и поломки машин, ветеринары фиксируют химические ожоги лап у собак, а больные астмой и аллергией люди страдают от приступов. Опасность реагентов уже признал Минтранс. Там рекомендуют дополнительно удобрять и поливать страдающие от химикатов придорожные растения. В волнующей любого москвича проблеме попытались разобраться «НИ».

Врач аллерголог-иммунолог одной из московских клиник Ирина Шамонина после каждой обработки дорог антигололедными реагентами едва справляется с потоком пациентов. «Эти средства выступают как аллерген, снижают иммунитет, – рассказывает «НИ» доктор Шамонина. – Под воздействием реагентов обостряются бронхиальная астма, хронические бронхиты, кожные заболевания, дерматиты». Г-жа Шамонина советует аллергикам в зимнее время держаться подальше от автомагистралей. А если больному все-таки нужно туда выйти, врач рекомендует «пользоваться маской или респиратором».

К нынешнему зимнему сезону столичные власти закупили более полумиллиона тонн антигололедных реагентов: 220 тыс. тонн жидких и 300 тыс. тонн твердых. С учетом того, что в Москве проживают 10,5 млн. человек, а общая площадь проезжей части столичных дорог составляет 65 млн. квадратных метров, на одного москвича в среднем приходится 50 килограммов реагентов, на квадратный метр проезжей части столицы – восемь килограммов. Только на одну обработку во время снегопада, по словам руководителя департамента ЖКХ и благоустройства Москвы Андрея Цыбина, уходит около 1,5 тыс. тонн реагентов. При продолжительности снегопада более трех часов обработку повторяют, как предписано в утвержденном Министерством транспорта «Руководстве по борьбе с зимней скользкостью на автомобильных дорогах». Всего же в столице при максимальном количестве гололедных дней в 120 допустимо проводить до 440 обработок дорог за сезон.

Чиновники утверждают, что используемые в столице реагенты безопасны. Этой зимой в Москве применяют два вида жидких реагентов: 28-процентные растворы хлористого кальция и хлористого кальция с хлористым натрием и два вида твердых – 96-процентный хлористый кальций и 25-процентный хлористый кальций плюс 75-процентный хлористый натрий (в виде соли). «Химически агрессивные соединения на дороги Москвы не попадают. В основе реагентов – соль, хлориды и добавки. То есть они экологически чистые», – заверил «НИ» Сергей Чекина, пресс-секретарь ГУП «Доринвест», которое занимается обработкой московских улиц. Руководитель столичного департамента природопользования и охраны окружающей среды Леонид Бочин говорит, что Москва закупает только реагенты, имеющие санитарно-гигиенический сертификат и экологический паспорт.

Однако, по мнению экспертов, экологический паспорт вовсе не является гарантией безвредности. «Полностью безопасный реагент создать невозможно», – сообщил «НИ» профессор-эколог Алексей Яблоков. По его словам, даже «максимально безобидный вариант» найти крайне сложно, так как «то, что безопасно для машин, может плохо отразиться на животных и наоборот». Даже с частями машины один и тот же реагент может взаимодействовать по-разному, например, «щадить резину, но портить корпус».

Кандидат химических наук Олег Мосин рассказал «НИ», что используемый в Москве хлористый кальций проходил испытания в Италии, Франции, Швейцарии, Германии и США, но «рискнула его использовать одна только Швейцария, где не бывает морозов». В большинстве же западных стран с гололедом борются либо своевременной очисткой снега, либо, как в Финляндии, посыпают дороги мраморной крошкой, которую весной собирают и используют одну и ту же партию пять сезонов.

Ситуацию усугубляет и без того неблагополучная экологическая обстановка в столице. «В Москве присутствует большое количество разного рода выбросов, к которым добавляются реагенты», – говорит «НИ» заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь. Химик Мосин подтверждает, что реагенты взаимодействуют не только с обледеневшим дорожным покрытием, но и со множеством других веществ – моторными маслами, парами бензина, соляркой, выхлопными газами, технической солью, компонентами почвы. «Москва настолько перегружена выбросами от транспорта и промышленных предприятий, что достаточно даже какого-то небольшого дополнительного фактора, чтобы здоровью людей и экологии был нанесен непоправимый ущерб», – считает г-н Мосин.

Нормативы предписывают убирать смесь реагентов со снегом и льдом в течение четырех часов после завершения снегопада. Но из-за большой протяженности дорог уборка нередко затягивается на сутки. Собранный снег растапливают горячей водой в снеготаялках и сливают в канализацию. Считается, что контакт реагента с придорожными растениями исключен. Однако проведенные столичными химиками Алексеем Стародубовым и Светланой Чудаковой исследования показали, что на расстоянии до 10 метров от автодорог концентрация кальциевых и натриевых солей в снеговой воде превышает ПДК водоемов в 10–200 раз. Впрочем, подобное наблюдается только в конце зимы, а на удалении от дороги на 12–15 метров все показатели приходят в норму.

Вредное воздействие антигололедных реагентов на растительность признают и в Минтрансе. Ведомственная инструкция предписывает по-особому ухаживать за «зонами наибольшего попадания хлоридов» – разделительными полосами и откосами кюветов. Их необходимо ежегодно рыхлить и удобрять с подсевом семян и поливом из расчета 40–60 литров воды на квадратный метр. В список исчезающих под воздействием натриевых и кальциевых антигололедных реагентов внесены клевер горный, клевер красный, земляника лесная, ель и цикорий. Зато хорошо переносят реагенты пырей ползучий, пырей сизый, марь белая, икотник серый и лопух большой.

Пес в сапогах

Особенно страдают от антигололедных реагентов домашние животные. «Химические вещества неблагоприятно воздействуют на лапы собак, могут вызвать воспалительные гнойные процессы», – говорит «НИ» директор мобильной ветеринарной клиники Международного фонда защиты животных Сергей Кручина. Он советует выгуливать собак исключительно в парках, где реагенты не распыляют, избегая не только дорог, но и прилегающих к автомагистралям тротуаров. Если же четвероногому другу приходится выйти на дорогу, то для избежания химического ожога его лапы нужно «защищать целлофановым пакетом или надевать специальные башмачки».

Опасность реагентов подтверждает и главный ветеринарный врач Москвы Александр Туник. По его словам, ежегодно фиксируется 200–220 случаев, когда животные заболевают из-за воздействия реагентов. Но виновны в этом якобы сами собаководы: «Во всем мире животных выгуливают в так называемых сапожках и туфельках. Сейчас эта продукция доступна и в Москве, так что я призываю не игнорировать данный вид защиты». Если же на лапах у животного есть трещины или раны, то, по словам г-на Туника, перед прогулкой собаку надо мазать защитным гелем, а после – обрабатывать лапы смягчающим клеем.

Реагенты наносят вред обладателям не только естественного меха, но и искусственного, так как портят подолы длинных шуб и дубленок. «К нам каждый день поступают жалобы, приходят толпы. Но с этим никто не борется», – признается «НИ» руководитель экспертного отдела Московского общества защиты прав потребителей Екатерина Герасимова. От хождения по обработанному реагентами снегу теряет форму кожаная обувь». Мастера по ремонту обуви, в свою очередь, рекомендуют пропитывать кожу специальными средствами, а также по возможности обходить снег. Несколько лет назад правительство Москвы обязалось возвращать гражданам деньги за испорченную реагентами одежду и обувь. Правозащитники утверждают, что это обещание так и осталось на бумаге: доказать, что вещь испорчена именно реагентами, невозможно.

Как разрушалась сталь

Антигололедные реагенты могут стать причиной аварий. По словам химика Олега Мосина, ученые Московского автодорожного института (МАДИ) выяснили, что непосредственно после обработки дорожной наледи жидким хлористым кальцием коэффициент сцепления шин с дорогой снижается на 30% даже по сравнению с мокрым асфальтом. «Условия для движения транспорта становятся нормальными только после того, как расплавится лед», – утверждает г-н Мосин. По наблюдениям правозащитника Виктора Травина, в дни посыпания дорог реагентами аварийность возрастает на треть. В ГИБДД связь между действием химикатов и ростом числа ДТП отрицают. «При отсутствии осадков в среднем у нас происходит 31 ДТП с пострадавшими, при выпадении снега – 27», – заявил на днях начальник управления ГИБДД столицы Сергей Казанцев.

Владельцы авто тем временем замечают, что после езды по зимней Москве автомобили покрываются черной пленкой. «Реагент поднимает всю ту гадость, которая лежит на дороге», – подтверждает Олег Митволь. «Представьте, что вы едете и ничего не видите! И в такой же ситуации находятся все водители, едущие рядом», – возмущается в интервью «НИ» президент Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. В свою очередь, Виктор Травин рассказал «НИ», что на некоторых мойках уже стали вводить дополнительную плату для машин, загрязненных реагентами. Работники мойки объясняют это необходимостью использовать специальные составы, чтобы отмыть химические вещества. В «Доринвесте», напротив, считают, что в загрязнении машин виноваты сами автомобилисты. «Неприятные и липкие пятна, которые есть на машинах, появляются больше от отбросов от шин», – утверждает Сергей Чекина.

[%12996%]Реагенты приводят к коррозии автомобилей, так как входящий в них кальций притягивает влагу. «От реагентов ржавеет корпус машины», – говорит Виктор Похмелкин. Производители реагентов уверяют, что вводят в свою продукцию антикоррозийные добавки. Эксперты поясняют, что эти добавки лишь замедлят коррозию. Помимо железа реагенты, по словам г-на Похмелкина, портят резину на колесах и дворниках. В автосервисах рассказывают, что в зимнее время к ним чаще обращаются с такими неисправностями, как отказ электроники, преждевременный износ подшипников и разъедание прокладок. Правда, за дополнительные заработки мастерам приходится расплачиваться здоровьем: многие из них за зимний сезон вынуждены обращаться к дерматологу, а у некоторых попросту слезает кожа на руках.

Кислотный душ

Специального закона, определяющего порядок работы с реагентами, в России не существует. Председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Наталья Комарова говорит «НИ», что, согласно закону «Об охране окружающей среды», пределы допустимого воздействия реагентов определяет правительство. Однако этот документ до сих пор так и не разработан. В Москве в 2007 году был принят закон «О городских почвах», который запрещает использовать «соли и другие химические реактивы» в качестве противогололедных средств, если это «может причинить существенный вред почвам». Постановление московского правительства «О порядке допуска к применению противогололедных реагентов» предписывает использовать реагенты только после испытаний, на которые производитель должен предоставить 100 тонн вещества. При этом применение реагентов во дворах, на тротуарах и на остановках общественного транспорта в столице запрещено. Там с гололедом положено бороться исключительно гранитной крошкой.

Опрошенные «НИ» столичные дворники подтверждают, что используют только крошку. «Мне она нравится, и людям хорошо. Вот раньше ломом долбить приходилось, так у меня руки потом не поднимались», – делится с «НИ» 40-летняя Гульнара, приехавшая на заработки из Туркменистана. «Раньше, да, соль использовали. А теперь только крошку дают. И где они ее берут?», – недоумевает другой дворник. «Нет, за снег не доплачивают. А он опять идет!», – жалуется третья. Полностью отказаться от реагентов в пользу гранитной крошки, по словам столичных чиновников, мешает ее дороговизна. Виктор Похмелкин, в свою очередь, подозревает, что «производство и сбыт реагентов выгодны некоторым коммерческим структурам, которые находятся в сговоре с чиновниками, лоббирующими этот вопрос».

Минимизировать ущерб от реагентов мог бы более жесткий контроль над их использованием. Олег Митволь говорит, что в систему контроля должны быть включены экологи, так как «для организаций, которые торгуют реагентами, чем больше их израсходовать, тем лучше». Заведующий кафедрой агроинформатики факультета почвоведения МГУ Дмитрий Хомяков сообщил «НИ», что за правильное использование реагентов столичные коммунальщики получают 50-процентную премию. «Высококонцентрированные препараты используются только при низких температурах», – успокаивает г-н Хомяков.

В ближайшие годы на смену натриевым и кальциевым солям могут прийти реагенты на основе муравьиной кислоты. Председатель комиссии Мосгордумы по экологической политике Вера Степаненко рассказала «НИ», что такие реагенты сейчас разрабатываются и «считаются наиболее безвредными и приближенными к естественным химическим элементам». Химик Олег Мосин напоминает, что это уже не первая попытка объявить очередной новый реагент «безвредным». До 1993 года столичные дороги посыпали песком, который забивал водостоки. Затем перешли на техническую соль. Водостоки очистились, но стали погибать кусты и деревья. Потом возникли реагенты на основе уксусной кислоты, от которых улицы плохо пахли, а у астматиков случались приступы. В 2001–2005 годах использовались соли магния, от которых отказались из-за накопления этого вещества в воде и почве. «Из года в год московские власти утверждают, что реагенты в этом году лучше, чем в прошлом. Однако ничего не меняется», – резюмирует Виктор Травин.

В ШВЕЦИИ ПО ДОРОГАМ БУДУТ РАССЫПАТЬ САХАР

В Швеции для борьбы с гололедом в основном применяются песок и соль. Песком покрывают небольшие дороги, а соляными составами – остальные магистрали. По статистике государственного дорожного ведомства Vagverket, Швеция лидирует среди стран ЕС в отношении бережного использования соли на квадратный метр (10 граммов против 40–50 в среднем по Евросоюзу). За последние 10 лет количество соли на дорогах уменьшили более чем вдвое, не снижая при этом эффективности борьбы с гололедицей. По словам эксперта Vagverket Яна Оландера, спецмашины, занимающиеся посыпкой, оборудованы системами, позволяющими водителям регулировать количество соли в зависимости от участка дороги. Возле водных источников ее сбрасывают наиболее экономно, а у горок и крутых поворотов сыплют в максимальной степени. Две парламентские партии, Центристская и Экологическая, даже включили борьбу за уменьшение соли на дорогах в свои программы. С 1994 года Vagverket ведет успешные эксперименты с новым антигололедным покрытием, в котором доля соли равняется 75%. Остальное – сахар. Первые результаты опытов оказались успешными. Новый состав более экологичен. К тому же сахар в два раза лучше, чем соль, сцепляется с дорогой. Эксперимент затянулся по двум причинам. Во-первых, специалистам нужно было получить гарантии того, что сладкий состав не привлечет на дороги лосей, косуль и оленей (их в Швеции десятки тыс.), а во-вторых, дождаться нескольких по-настоящему морозных зим. «Состав будущего» испытывают в Стокгольмском зоопарке лоси. Смесь, в которой сахар получен из еловой коры, животным по вкусу не пришлась. Так что эта зима – последний период испытаний для сладкого состава. Уже в следующем году дорожники посыплют им все основные автомагистрали Швеции.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

НЕМЕЦКИЕ КОММУНАЛЬЩИКИ СТАРАЮТСЯ НЕ ДОПУСКАТЬ ГОЛОЛЕДА

«В Германии случаются дни, когда движение на тех или иных участках трасс из-за снега оказывается парализованным чуть ли не на сутки, – признал в беседе с «НИ» дорожный полицейский Аугуст Вайх. – Но это только в случае природных аномалий, когда рабочих рук и техники на автобанах не хватает». В обычное время нельзя не позавидовать безупречному состоянию автотрасс. По классу уборки все дороги здесь делятся на категории A, B, C, E и G. А по стоимости очистки – колеблются от трех до 11,76 евро за каждый квадратный метр проезжей и пешеходной части. Один только Дюссельдорф тратит на поддержание порядка улиц и переулков 28 млн. евро в год. Из них бюджетных – примерно пятая часть. Оставшуюся сумму коммунальщики получают от тех, кому дороги принадлежат. Холода добавляют «санитарам автобанов» хлопот, связанных с гололедом. Немцы давно уже отказались от любой жидкой химии, уничтожающей не только снежную корку, но и обувь с автопокрышками. Здесь используется хлористый натрий, но эта соль особая, получаемая после того, как в шахту закачивается вода, а затем выпаривается, уже не содержа вредных примесей. Наиболее распространенной в ФРГ остается гранитная крошка многоразового использования. Для нее предусмотрены хранилища и в частных дворах, и на обочинах федеральных трасс. Дворники и дорожники собирают этот использованный реагент, сдают на очистку, а взамен получают новый. «Я бывала в Москве, обменивались опытом, – поделилась с «НИ» Иванна Фишер, возглавляющая коммунальную службу одной из коммун под Дюссельдорфом. – Если немцы стараются вообще не допускать гололеда, удаляя свежий снег сразу, то русские тратят огромные усилия на ликвидацию последствий того, что не было ими вовремя устранено.

Сергей ЗОЛОВКИН, Дюссельдорф

АМЕРИКАНЦЫ ИСПОЛЬЗУЮТ СОК СВЕКЛЫ КАК РЕАГЕНТ

 

В Иллинойсе, Индиане, Мичигане, Висконсине и в десятке других штатов США в этом году необычная зима. В течение нескольких часов температура скачет в диапазоне градусов 20. От этого рушится асфальт, на дорогах образуется огромное число ям. А соль, которой в США стали пользоваться для очистки дорог от снега и льда еще с 1930-х, довершает пагубную картину. Она провоцирует коррозию машин, портит обувь и загрязняет подземные потоки воды. По данным федерального транспортного департамента, каждую зиму на дорогах в США используется не менее 13 млн. тонн чистой зернистой соли, добываемой в горах Колорадо, Юты и других штатов. Для очистки дорог от снега и льда используются снегоочистительные машины разного габарита. В парке транспортного департамента Чикаго числится около 1,5 тыс. таких машин. Сами жители не принимают участия в очистке дорог, за исключением тротуаров возле своих домов и въездов в гаражи. Контроль над соблюдением регламента по использованию соли возложен на санитарные департаменты городов. Экспертизы результатов ее воздействия на дорожные покрытия проводятся экологами еженедельно. Цена одной тонны соли в 2007 году равнялась 40 долларам. А в 2008 году из-за кризиса подскочила до 140. Недавно власти Чикаго стали закупать новое антигололедное средство под названием «Ecotraction». По данным научного центра Institute for Natural Resources, его состав представляет собой комбинацию из сока сахарной свеклы и солевого раствора, перемешанного с хлористым кальцием. «Он безвреден для окружающей среды, не вызывает коррозии металла, не портит обувь и не разрушает асфальт», – уверяет пресс-секретарь санитарного департамента Чикаго Мат Смит. Одна тонна «Ecotraction» с начала 2009 стала стоить 165 долларов. Со следующей зимы это новое средство будет применяться во всех штатах среднего запада Америки.

Борис ВИНОКУР, Чикаго

 Источник - www.newizv.ru/print/105668