Пространство и вещество

Проводя аналогию применительно к «пространству» и «ве­ществу», естественно предположить, что существование в космическом пространстве элементарных частиц вещества также обусловливается разбросом энергетических уровней, между материей принадлежащей контрольной микрочастице и маточной материей пространства. Если освободить частицу вещества от энергии, то материя, принадлежащая элементарной частице, окажется на одном энергетическом уровне с маточной материей пространства. Микрочастица, как бы обратится в пространственную материю. Подобно то­му, как растаявший лед превращается в воду.

Возвращаясь к ледяному шару, покоящемуся в воде, отме­тим, что изолированная физическая система «вода-лед» отно­сится к разряду нестабильных систем. Ведь по истечении не­которого периода времени, ледяной шар растает (предполага­ется достаточно большая масса и высокая температура воды). Превращение льда в воду свидетельствует о возрастании энт­ропии, о стремлении закрытой системы «вода-лед» к равно­весному состоянию, при котором уже невозможен дальней­ший энергетический обмен.

Соответственно и закрытая физическая система «простран­ство-микрочастица» должна быть неустойчивой. Элементар­ная частица должна рассеивать энергию, обуславливающую само ее существование в маточной материи пространства. Что также, является выражением стремления изолированной фи­зической системы «пространство-микрочастица» к состоянию равновесия, при котором будет невозможен какой-либо энер­гетический взаимообмен. Рассеивание собственной энергии элементарной частицей в маточной материи пространства, мо­жет осуществляться путем расширения микрочастицы по всем направлениям от своего центра. Элементарная частица долж­на постоянно как бы расти, подобно равномерно раздувающе­муся шару, в стремлении «размыться» и оказаться на одном энергетическом уровне с маточной материей пространства.

Сообразно законам Ньютона, действия двух материальных точек друг на друга численно равны и направлены в проти­воположные стороны. В таком случае, если элементарная час­тица расширяется по всем направлениям от своего центра с некоторой скоростью, материальное пространство, со своей стороны, начинает перемещаться по направлению к центру микрочастицы с такой же скоростью. Частица стремится рас­сеяться в пространстве, но обратное перемещение маточной материи компенсирует это рассеивание и контролирует объект в устойчивом состоянии.

Таким образом, мы становимся свидетелями ситуации, когда элементарные частицы вещества присутствуют в кос­мическом пространстве Вселенной равно, как астрофизичес­кие черные дыры — они вбирают в свои пределы окружаю­щее их материальное пространство. Разумеется и любое мас­сивное тело, состоящее из большого числа и разнообразия элементарных частиц, по самому факту своего существова­ния в пространстве Вселенной, поглощает маточную мате­рию пространства. В этом смысле, все массивные тела рабо­тают в пространстве Вселенной, как черные дыры, они неп­рерывно вбирают в себя окружающее их материальное прос­транство.

Убедительным свидетельством в пользу того, что массив­ные объекты вещества поглощают маточную материю прос­транства, является космологическое красное смещение спек­тральных линий светового сигнала, исходящего от далеких галактик. Если все массивные тела, населяющие Вселенную, вбирают в себя окружающее их материальное пространство, должно происходить постоянное его растяжение. Тогда рас­стояние между двумя контрольными точками пространства должно неуклонно увеличиваться. Чем большее расстояние между двумя выделенными точками мы изберем для наблю­дения, тем с большей скоростью они будут удаляться друг относительно друга. В итоге, хотя наша и далекие галакти­ки сохраняют относительное состояние покоя, световые сиг­налы, поступающие к нам от удаленных космических объек­тов, приходят через постоянно расширяющееся материаль­ное пространство. Именно процесс растяжения пространст­ва, за счет поглощения его массивными материальными объ­ектами вещества, приводит к возникновению эффекта кос­мологического смещения спектральных линий далеких га­лактик.

Скорость, с которой контрольная точка пространства уст­ремляется в пределы массы исследуемого объекта, в связи с поглощением им маточной материи, определяется по извест­ному выражению Ньютона.

С той лишь оговоркой, что размерность ньютоновской гра­витационной постоянной есть /м3, кг1, сек2/, а размерность постоянной с штрихом «И» в уравнении будет/м3, кг'1, сек"1/.

Для обоснования происхождения равенства проде­монстрируем логику выведения этого уравнения без привле­чения ньютоновской константы.

Энергия рассеяния, с которой любая элементарная части­ца, обладающая массой покоя, стремится, как бы растворить­ся в маточном пространстве, характеризуется постоянной ве­личиной и несет на себе квантовое значение.

Для установления скорости, с которой маточное простран­ство вторгается в пределы материального объекта, располага­ющего значительной массой вещества, и состоящего из боль­шого числа и разнообразия элементарных частиц, необходи­мо в правую часть уравнения подставить соотношение пропорциональностей. Которое состоит из массы и квадрата радиуса исследуемого объекта по отношению к массе и квадрату классического радиуса какой-либо элементарной частицы. Пусть такой принятой частицей будет элек­трон. 

Привлечение в наши уравнения классического радиуса элементарной частицы, требует отдельного примечания. Так, классический радиус электрона не рассматривается в предла­гаемых решениях величиной, характеризующей его абсолют­ные размеры. Ведь никто не отождествляет радиус Земли с абсолютным объемом, занимаемым веществом планеты в кос­мическом пространстве. В различных условиях вещество, об­разующее массу планеты, может быть сосредоточено более или менее компактно. Скажем, от плотности нейтронной звез­ды до газового облака. В таком же широком диапазоне будет варьировать поддающийся регистрации радиус наблюдаемого космического объекта. Мы пользуемся классическим радиу­сом для электрона, полагая, что его значение, в соответствии с масштабной инвариантностью, выведено на масштабный уровень величин привлеченных в уравнении и удовлет­воряет их решению.

Пусть в действительности элементарные частицы (и электрон в их числе) имеют сложную внутреннюю структу­ру — на кварковом или еще более тонком уровне. Это ни коим образом не отражается на актуальности наших реше­ний. Ведь предлагаемый математический аппарат описыва­ет перемещение контрольной точки маточной материи прос­транства только за пределами классического радиуса иссле­дуемых объектов.

Необходимо отметить, что приведенные уравнения позво­ляют преодолевать классические рубежи и проникать в более тонкие структуры. Например, определять так называемый «критический радиус» элементарных частиц вещества. Гово­ря о критическом радиусе, мы имеем в виду такое его значе­ние, при котором скорость вторжения маточной материи пространства в пределы исследуемой элементарной частицы, будет характеризоваться скоростью света. Учитывая фунда­ментальную значимость этой скорости, можно с большой ве­роятностью предполагать, что именно на уровне критическо­го радиуса элементарных частиц, пролегает настоящее фрон­тальное противостояние между устремленностью микрочасти­цы к рассеянию, с одной стороны, и возвратному перемеще­нию маточного пространства, с другой. В известном смысле критический радиус элементарной частицы является абсолют­ной величиной. Ни при каких обстоятельствах он не может оказаться ниже этого предельно допустимого значения. Опре­деляется критический радиус.

Как представляется, критический радиус элементарных частиц вещества играет важную ограничительную роль на ру­беже наших способностей — проникать в глубины микроми­ра. Этот радиус очерчивает микрогоризонт событий, за кото­рым физическая реальность остается навсегда закрытой для нашего наблюдения. Мы оказываемся, как бы отрезанными от информации, заключающей в себе содержание событий, разворачивающихся в пределах этого горизонта. Потому что скорость вторжения маточдой материи в пределы микрочас­тицы перекрывает и полностью нейтрализует скорость расп­ространения информации, исходящей из глубин контрольной частицы вещества. Нечто подобное, только в масштабах мак­рокосмоса, происходит с расширяющейся Вселенной. Когда скорость расширения Вселенной, достигает и перекрывает световой порог, мы оказываемся отрезанными от информации исходящей от далеких галактик. То есть здесь, как это часто бывает, противоположные крайности смыкаются.

В связи с тем, что все массивные материальные объекты ве­щества присутствуют в пространстве Вселенной, как потреби­тели маточной материи, перед нами открывается уникальная перспектива для построения очень динамичной картины фун­кционирования мироздания, которая обеспечивает окружаю­щему миру непрерывное самообновление. В таких благоприят­ных космологических условиях исключается сама возмож­ность существования каких-либо фиксированных, раз и нав­сегда заданных форм материальных образований. Причем в самом широком диапазоне — от простейших элементарных частиц вещества, до сложных галактических конфигураций. По существу, здесь мы попадаем в качественно иной мир, зна­чительно более естественный и динамичный, нежели это про­исходило в соответствии с установками теории Большого взрыва. Но самое главное, в условиях качественно обновлен­ных представлений о физическом статусе основополагающих категорий мироздания, возникают хорошие предпосылки для модернизации нашего осмысления механики движения. У нас открывается возможность находить для относительного дви­жения более динамичное теоретическое сопровождение, с ус­тойчивым математическим и смысловым оформлением.

Итак мы условились, что присутствие материальных объек­тов вещества в пространстве Вселенной, обеспечивается разб­росом энергетических уровней между материей, принадлежа­щей этим объектам, и маточной материей пространства. Что в свою очередь сопровождается поглощением материального пространства массами вещества. Выдвижение бесконечного пространства в роли абсолютной материальной среды неизбеж­но приводит к вопросу о движении относительно этого абсо­лютного пространства, способного, как представляется, фун­кционировать в роли универсальной системы отсчета. Остано­вимся на этом вопросе и рассмотрим его отдельным планом.

При навязывании абсолютному материальному пространс­тву функции универсальной системы отсчета, нельзя упус­кать следующее обстоятельство. Само по себе маточное прос­транство, являясь однородной и непрерывной средой, прин­ципиально не в состоянии работать, как универсальная систе­ма отсчета. Последнее, предполагает наличие реперных то­чек, по отношению к которым можно проводить всевозмож­ные измерения и наблюдения. Принятие реперной точки в ре­альном пространстве, осуществляется путем придания ей кон­кретной физической нагрузки. Только этим способом точка может быть выделена в общей материальной среде. В таком случае выделенную точку необходимо рассматривать не как элемент абсолютного пространства, а как самостоятельный материальный объект. И тогда любые измерения, привязан­ные к выделенной точке, имеют актуальное значение только но отношению к ней самой, как самостоятельной объективной реальности, но вовсе не к абсолютному пространству.

Прежде чем рассуждать о движении относительно абсолют­ного пространства, необходимо указать процедуру маркиров­ки, позволяющую выделять в нем реперные точки, относи­тельно которых можно проводить всевозможные измерения. При этом процедура маркировки должна сохранять состояние нулевой нормали маточной материи, то есть не разрушать сос­тояние непрерывности и однородности пространства. Очевид­но, что такие требования невыполнимы по определению. Поэ­тому все дебаты вокруг абсолютного движения относительно бесконечного пространства, фигурирующего как универсаль­ная система отсчета, представляются бессмысленными.

Однако попытаемся разобраться, при каких обстоятельст­вах материальное пространство может обрести необходимые качества, чтобы функционировать, как полноценная система отсчета, снабженная световыми постулатами? Как физичес­кая система, материальная структура которой способна при­ходить в состояние волнового возмущения и работать, как ги­потетический светоносный эфир.

Известно, что главной предпосылкой для распространения волновых возмущений является наличие определенной устой­чивой системы или среды, несущей в своей структурной па­мяти некоторое регламентированное, равновесное состояние. Выведение такой системы или среды из равновесного состоя­ния, путем импульсного возмущения, заставляет ее совершать гармонические колебания, в стремлении вернуться к прежне­му устойчивому положению.

Как отмечалось выше, маточное материальное пространст­во не является той физической системой или средой, в струк­турную память которой заложены какие-либо регламентиро­ванные, устойчивые связи. Это абсолютно однородная, не­маркированная среда, в которой за отсутствием устойчивых структурных связей попросту нечему приходить в состояние волнового возмущения. Поэтому любая идея навязывания ма­точному пространству функций светоносного эфира не может приниматся к серьезному рассмотрению. Тем не менее, оста­ется открытым вопрос, каким же образом распространяются световолновые сигналы у поверхности Земли и какова роль при этом маточного материального пространства?

Если решить уравнение, подставив значение, соответствующие планете Земля, окажется, что маточная ма­терия пространства втекает в пределы земного классического радиуса со скоростью, близкой к 9,8 м/сек. Фактически, это означает, что все бесконечное пространство Вселенной сори­ентировано на центр земной массы и устойчиво перемещается по направлению к нему, в режиме уровнения.

Перемещение маточной материи по направлению к центру массы Земли, сообщает пространству оъективные качества физической реальности, которая располагает внутренней мет­рической согласованностью. Ибо каждая точка этой, теперь уже регламентированной структуры, снабжается конкретной динамической нагрузкой. Выведение такого динамически сог­ласованного пространства из заданного регламентированного состояния, скажем, посредством светового импульса, искажа­ет его метрический фон, что как раз и вынуждает пространс­тво приходить в состояние волнового возмущения. Нечто по­добное происходит при волновых возмущениях по свободной поверхности воды, в результате падения камня на спокойное зеркало. Стало быть мы имеем основания рассматривать уст­ремленное к центру земной массы абсолютное пространство, как действительную маркированную среду, способную нести на себе электромагнитную информацию и выполнять обязан­ности светоносного эфира.

Все вышесказанное позволяет сделать принципиально важ­ное обобщение, по которому — в связи с тем, что планета Зем­ля вбирает в свои пределы маточную материю абсолютного пространства Вселенной, у нее образуется так называемый «персональный пространственно-временной континуум» (абб­ревиатура ПП-ВК). Исключительно важным физическим свойством земного ПП-ВК является его способность прихо­дить в состояние волнового возмущения и нести на себе элек­тромагнитную энергию, с постоянной и одинаковой по всем направлениям скоростью. Когда мы говорим, что скорость света у поверхности Земли равна — 300000 км/сек, то надо иметь в виду, что речь идет о скорости распространения све­товых волн, как бы на уровне светоносного ординара земного персонального пространственно-временного континуума. Пос­леднее и было благополучно зафиксированно в экспериментах Майкельсона-Морли, подтвердивших способность околозем­ного пространства выполнять светонесущую функцию.

В отличие от автора теории относительности, мы не прос­то декларируем световые постулаты, но пытаемся дать исчер­пывающую мотивацию закону постоянства скорости света для любых координарных систем, связанных с избранным телом отсчета. Важным достоинством предлагаемого теоретического выбора является его тенденция к рассмотрению категорий «пространство» и «вещество» в неразрывной взаимосвязи между собой. Речь идет, не только о тесном взаимодействии между персональным пространством-временем и веществом, а и о принципиальной невозможности их независимого сущес­твования. Тогда, как в эйштейновском мировоззрении подоб­ная реальная взаимообусловленность между пространством и веществом фактически отсутствует. А следовательно, отсутс­твуют надежные предпосылки для объединения теории отно­сительности с квантовыми закономерностями.

В противоположность эйнштейновскому четырехмерному пространству-времени, персональный пространственно-вре­менной континуум — это не абстрактная математическая кон­струкция, неизвестно по какому праву снабженная световыми постулатами, но объективно существующая физическая ре­альность, обладающая доступными нашему пониманию свой­ствами, легко обнаруживаемыми с помощью экспериментов Майкельсона-Морли. Но самое главное, эта реальность под­дается рациональному осмыслению, так что становится впол­не понятным — почему земной ПП-ВК может быть использо­ван, как полноценный пространственно-временной каркас, на фоне которого, а точнее на уровне светоносного ординара ко­торого, справедливым будет проводить всевозможные измере­ния и наблюдения.

Если спроецировать на земной ПП-ВК трехмерную декартову координатную систему таким образом, чтобы исходная точка земного персонального континуума (центр массы Зем­ли) приходилась на точку пересечения трех координатных осей, сделается доступной нашему воображению четырехмер­ная природа этой объективной физической реальности. В персональном континууме, в результате скольжения маточ­ной материи вдоль пространственных координатных осей, ор­ганично сплетаются в единую ткань три пространственных измерения и одно временное. Движение, это как раз то единс­твенное состояние, когда пространство и время вступают в не­разрывную связь. Как видно, для иллюстрации четырехмер­ного пространства-времени вовсе не обязательно ссылаться на какие-то головоломные комбинации, якобы не подвласные на­шему воображению. Для этого необходимо иметь ясное пред­ставление о предмете исследования и руководствоваться иск­лючительно желанием овладеть его действительной физичес­кой сущностью.

Борис Дмитриев