Глава первая

Процесс открытия

Как начались исследования

Как я уже сказал во введении, идея сфотографировать кристаллы льда появилась у меня после того, как в одной книге я случайно наткнулся на заголовок «Бывают ли одинаковые снежинки?».

К счастью, среди сотрудников моей торговой компании был молодой ученый-исследователь, Кадзуя Исибаси. Он умел работать с микроскопом. Я арендовал очень мощный микроскоп и поручил господину Исибаси фотографировать кристаллы льда. Поначалу он удивился такому заданию, но я заявил, что абсолютно уверен в возможности получения фотоснимков кристаллов льда.

Но молодой человек не разделял моего энтузиазма. Насупившись, он сказал: «Господин Эмото, мои знания и опыт подсказывают, что это невозможно».

Тогда я сказал: «Это возможно. Вы сомневаетесь, а я убежден. Доверьтесь мне, хорошенько постарайтесь, и вы сумеете сфотографировать кристаллы льда».

После этого разговора в течение двух месяцев он замораживал воду и рассматривал ее под микроскопом. Поначалу это ежедневное разглядывание льда под микроскопом приносило одни лишь разочарования. Я до позднего вечера ждал, когда Исибаси закончит свою работу, и приглашал его на ужин. К счастью, он обожал сакэ; любимый напиток помогал ему расслабиться и поверить в то, что еще не все потеряно, несмотря на отрицательные результаты экспериментов в лаборатории.

У меня не было его опыта работы с высокоточным оборудованием, и мне оставалось только подбадривать Исибаси, говорить, что я очень на него рассчитываю, и просить продолжить работу.

Моя жена часто говорит о том, как мне повезло, что работу выполнял Исибаси, а не я. Не могу с ней не согласиться. Впервые в мире сфотографировать кристалл льда мы смогли именно благодаря его настойчивости. Через два месяца упорного труда нам наконец-то удалось получить желанный снимок.

Я никогда не забуду выражения лица Исибаси, прибежавшего ко мне из лаборатории с фотографией в руках. Вспоминая сейчас нашу позицию в то время, я понимаю, что нас обоих захватила сложность стоящей перед нами задачи. Первоначально колебавшийся Исибаси, должно быть, заразился моей страстью и уже не сомневался в положительном исходе работы. Вот, наверное, почему вода показала нам свой дивный облик. По-моему, если бы нашей целью было просто заработать много денег, у нас бы ничего не получилось.

Продолжая экспериментировать и фотографировать, мы совершенствовали методику исследований. Пришлось приобрести три больших холодильника, которые могут поддерживать постоянную температуру.

Как делались снимки? Я опишу метод, который мы используем сейчас. Вода в стеклянной бутылочке в течение некоторого времени подвергается воздействию какого-то носителя информации — письменного слова, картинки или музыки. Затем мы берем пятьдесят чашек Петри (диаметром 5 см), выливаем в них эту воду и помещаем в холодильник при температуре —25°С или ниже. Когда через три часа чашки вынимаются, в них уже сформировались небольшие (около 1 см) гранулы льда, принявшие форму шара вследствие поверхностного натяжения. Каждая из гранул освещается и рассматривается под микроскопом.

Если все идет нормально, то при таянии льда в результате повышения температуры начинает образовываться кристалл. Через две-три минуты гранула раскрывается, словно бутон цветка. В пятидесяти чашках Петри содержится вода, взятая из одной и той же пробы и замороженная при одних и тех же условиях. Однако не из всех гранул льда образуются кристаллы. В одних чашках получаются очень красивые кристаллы, а в других их может не быть вообще (см. фото 1.1 на цветной вклейке).

По результатам обследования различных проб воды мы делим их на следующие категории: с множеством явно сходных красивых кристаллов; с множеством кристаллов неправильной формы; без кристаллов. Статистический анализ позволяет утверждать, что кристаллы льда действительно отражают качество изучаемой воды.

Масару Эмото